Журнал инвестора

вернуться к списку

28.02.16

Инвестор поневоле или «игра в студии»

Ирина Шестова считает себя инвестором поневоле. Медик по профессии, она приехала в Москву лет 15 назад следом за мужем-военным. С тех пор утекло много воды, служебная карьера у супруга закончилась, квартирный вопрос решен – они получили неплохую квартиру в подмосковных Люберцах, а Ирина продолжает работать в одной из частных столичных клиник. Поэтому без наследства, свалившегося им как снег на голову в 2011 году, все и так складывалось неплохо. Но 800 тыс. руб., вырученные за продажу квартиры в далеком сибирском городке, жгли руки… 


Ирина: Мы с мужем всерьез сидели и думали, что же с ними делать. Не смейтесь только! Судите сами, на жизнь нам хватает – оба работаем, квартира большая, удобная, ремонт делали совсем недавно, дача в прекрасном месте, там тоже все в порядке. Дочь взрослая, уже давно выучилась, замуж вышла, сейчас живет за границей, работает, внучку воспитывает. Машина и та новая. И тут – эти деньги свалились. Вроде бы, надо в банк положить, пусть проценты капают, на старость. Но муж к банкам очень настороженно относится, он в 1998 году все наши семейные накопления потерял, так что до сих пор больше валюте в «банке» доверяет. А мне жалко – в «банке»-то процентов никто не дает.

 

СП.рф: То есть, заняться инвестициями в недвижимость – это была ваша инициатива?

Ирина: Ну да, если это вообще можно было назвать на том этапе таким громким словом. Я поездила по строящимся неподалеку от нашего дома жилым комплексам, сравнила все предложения и поняла, что наследства хватит на небольшую студию малоэтажном ЖК. Я, конечно, понимала, что рискую – там еще только забор с котлованом, считай, и был, и у застройщика никаких реализованных проектов я не нашла. Но это было единственное предложение, в которое я укладывалась по деньгам.

 

СП.рф: А что это за район? И вообще, как вы эту квартиру выбирали?

Ирина: Юго-восток Подмосковья, район Некрасовки – это сейчас здесь все очень активно застраивается, а тогда только на месте Люберецких полей многоэтажки в эксплуатацию собирались вводить, да какие-то точечные стройки начинали крупные компании, у которых самые дешевые квартиры были однушки, причем большие. И вот этот наш малоэтажный комплекс в 8 км от МКАД, а вокруг лес. Посмотрела по всяким официальным сайтам, что метро все же собираются строить в ближайшие 10 лет, и купила. Не могу сказать, что это была самая дешевая квартира, можно было взять на 1 этаже совсем маленькую студию, но я выбрала 2-й этаж и относительно большую площадь, около 30 кв. м.

 

СП.рф: И какие были в итоге на нее планы? Когда думали продавать?

Ирина: Если честно,  об этом тогда вообще не думала. Купила – и забыла о ней. Как ни странно, сдали ЖК вовремя, я оформила право собственности. И тут позвонил менеджер от застройщика и спросил, не собираюсь ли я свою квартиру продавать. Оказалось, у них есть покупатель, который хотел именно на 2-м этаже маленькую студию, а они все распродали уже. Цена, по которой к тому моменту застройщик продавал, оказалась 1,5 млн руб., и я ее радостно продала. И подумала «а неплохо мы за год-то заработали» и у меня как какой-то тумблер переключился в голове, и дальше я стала этим заниматься более серьезно.

 

СП.рф: То есть, вам понравился сам процесс?

Ирина: Конечно! Я ведь когда мужа убеждала не очередные доллары для его «банки» купить, а в нормальный банк отнести под проценты, то делала расчет. К этому моменту у нас на счете в банке должно было лежать уже не 800 тыс. руб., а около 900 тыс. руб, а получилось почти в два раза больше. И вот тогда я вошла во вкус и купила уже две квартиры.

 

СП.рф: В том же жилом комплексе?

Ирина: Одну в этом же, только в следующей очереди – она как раз «на котловане» была, а вторую – уже в следующем проекте этого же застройщика. Я, конечно, могла взять одну квартиру большей площади на эти деньги, но, поговорив с покупателем, поняла, что люди с небольшим бюджетом ищут именно маленькие, но удобные студии – детей-студентов отселить, или первую недвижимость для себя купить. Ну, например, приехали в Москву, в ипотеку влезать не хочется, но при этом у них есть квартира где-то на родине, в регионах. В некоторых городах д о сих пор «двушку» в центре продать за миллион рублей – большая удача.

 

СП.рф: И такая политика себя оправдала? Сколько удалось заработать на следующих двух квартирах?

Ирина: Вполне! Одну из них я продала в декабре 2013 года за 2,3 млн руб., на вторую покупатель нашелся еще через пару месяцев – за 2,5 млн руб. На вырученные деньги я уже купила студию в другом проекте, как раз крупная компания начал возводить большой жилой комплекс ближе к метро, ну, и еще одну традиционно в следующей очереди у своего застройщика, опять на котловане. Боялась, конечно, связываться с новыми строителями, но что-то мне подсказало, что эти тоже достроят. И, кстати, не ошиблась. Они первые корпуса как раз в конце прошлого года сдали, и я на ней тоже хорошо заработала, около 600 тыс. руб. – вот как раз сейчас сделка прошла.

 

СП.рф: Политика маленьких студий до сих пор продолжает работать?

Ирина: Да, до сих пор. Просто люди опасаются покупать на котловане, если ограничены в средствах, стараются на поздних стадиях, желательно, чтобы право собственности было на квартиру оформлено. А к этому моменту все хорошие варианты уже распроданы, но тут появляется мое предложение – и все довольны.

 

СП.рф: А покупателей вы искали сами или снова через застройщика?

Ирина: В большинстве случаев через застройщика люди приходят, только на одну студию покупателя пришлось искать. Но тоже не скажу, что это было сильно трудозатратное для меня мероприятие – просто разместила объявление на паре порталов по недвижимости. Мне как раз предложили интересный вариант – как постоянному покупателю застройщик дал хороший дисконт на студию в новом корпусе, и я решила ускорить процесс продажи.

 

СП.рф: Кстати, а не жалеете, что сразу продавали квартиры? Они, наверное, с тех пор еще подорожали? Или, наоборот, сейчас ничего не покупают?

Ирина: Вот о чем не жалею, так это о том, что продавала. Сейчас действительно меньше желающих в недвижимость деньги вкладывать, хотя пока ни одной квартиры у меня – слава Богу – не зависало. При этом, например, одну из моих студий сейчас продали за 3,2 млн руб., но там владельцы вложили деньги в ремонт и мебель. Но не в этом дело. Мне сейчас хочется попробовать выйти на следующий уровень – инвестировать в московские проекты, которые внутри МКАД. Цены сейчас действительно привлекательные, всякие скидки и дисконты, тем более, такая возможность у меня уже есть. Памятуя о событиях 1998 года, часть прибыли я стала сразу в валюту переводить. Поэтому сейчас у меня следующий квест – езжу по стройкам, ищу комплексы с маленькими студиями, проектные декларации изучаю.

 

СП.рф: И сколько планируете вложить на сей раз? Вообще, какой суммой сейчас можете себе позволить оперировать?

Ирина: Так как в свое время решила, что инвестиции в недвижимость – это риск, а рисковать я могу только «наследственными» деньгами, т.е. теми, которые заработала на своей игре «в студии» и на росте курса валют, то сейчас речь идет о 8 млн руб. 

Татьяна Рютина






вернуться к списку